Close

New articles

Как внучка наладила бабушке бизнес.

Доживала бабушка в тридцати километрах от Чегдомын на окраине города, в выцветшем деревянном домике, ещё в довоенной постройки. Огородик, колодец, навес, под которым дед хранил битые кирпичи и ржавые колёса от Москвича. Все это выглядело довольно грустно и безнадёжно. А ведь когда-то, Алевтина приезжала сюда в детстве и дедушка был ещё жив, по двору бегали куры и гуси и даже козочка и старая собака Пальма. А в этот приезд дом смотрелся пусто и тоскливо, как неизлечимый больной пациент. Из живых, в доме была только сама бабушка Тамара, да старый пес Тимур. Куда ж без него?

Как внучка наладила бабушке бизнес.

Тимур был отчасти серым волком, потому, что у бабушки была до этого Пальма очень красивая собака. И видать погуляла с волком, вот поэтому волком он был не слишком породистым, поэтому считался собакой. Всех щенков раздали, а этот уж сильно понравился деду. Он его и оставил.

Бабушка Тамара, пыталась бодриться, во время встречи с дорогой гостьей, но получалось плохо.

Даже Тимур не выглядел орлом, чего с ним раньше никогда не бывало. Обычный затравленный серый волк. Вот в былые времена, Тимур производил неизгладимое впечатление, он вёл себя так, как будто весь дом принадлежал ему и бабушка с дедушкой тут нужны были, только чтобы подливать воду в миску, да накидывать сахарных косточек.

Алевтина сходила в ближайший магазин в километре от дома, накупила всяких вкусностей и добежала до аптеки купила лекарства, напоила бабушку чаем с малиной, уложила в постель и начала хозяйничать по дому. Ну, точнее, выбрасывать мусор и испорченные продукты.

Бабушка только ойкнула:

- Алевтина, а хлеб, хлеб куда понесла?

- Бабуля, он же позеленел.

- Батюшки, беда-то какая, позеленел. Ну, срезала бы немного и все. Нормальный ведь хлеб.

- Бабушка, а как часто ты ходишь в магазин?

- Летом, раз в две недели, а если погода хорошая и нормально себя

чувствую, то и один раз в неделю схожу. Вот у меня тележка есть, взяла и покатила.

По дороге потихоньку побреду, а устану посижу, отдохну и дальше пошла. А этот раз, думала, что весна уже наступила. Солнышко пригрело, я обрадовалась и в одной кофте в магазин побежала, пропотела и застудилась вот. А зимой вообще боюсь так далеко ходить, ну, может раз в месяц и схожу. Да и пенсия у меня не та, чтобы каждый день по магазинам шиковать.

- Бабуля, а к тебе вообще, кто-нибудь в гости заходит?

- Ну, заходят, иногда.

- Кто, тётя Надя?

- Да ты что, Надя уж года два, как померла. Царство небесное.

- Ну, тогда кто?

- Кто? Кто. А, ну, получается, и никто. А кто ко мне должен ходить? Кому нужна старая бабка с волчищем?

- Вот, что, бабуля, тебе нужно не киснуть, а придумать себе какой-нибудь хороший бизнес план.

- Что?

- Ну, бизнес план. Я в универе такое изучаю. Представь - каждый человек может для себя придумать и организовать, какой-нибудь по сильный бизнес. Главное придумать бизнес план.

- Алевтина, ты видишь в каком я состоянии? Какой мне бизнес? Мне семьдесят пять лет. Со дня на день ноги протяну. Ты хоть Тимурку не бросишь, если что?

- Перестань. Слушай, а может тебе торговать чем-нибудь простеньким? У тебя же трасса за забором, да и автобусная остановка под домом.

- Чем торговать? Собой?

- Ты, что смеешься надо мной.

Шли дни, больная потихоньку вставала на ноги, а внучка с утра и до вечера училась и ходила по двору и размышляла над бизнес планом для бабушки. Однажды, часов в шесть утра Алевтину разбудил вой волка. Лаять он не умеет, а выть и рычать – это с полуоборота.

Глянула Алевтина в окошко и увидела Тимура стоящего на крыше будки, так ему удобней через забор заглядывать. Бабушка уже не спала, она, как всегда вязала, слушая телевизор.

- Бабушка, а на кого он там ругается?

- Так люди же на работу идут.

- На какую работу?

- Да, откуда ж я знаю на какую? На любую. У каждого своя. Идут наши деревенские на остановку, садятся на маршрутку или автобус и едут в область на работу, а вечером обратно.

Алевтина призадумалась:

- Бабушка, а что это за люди, в смысле, откуда они все идут?

- Как, откуда? Наши – это, деревенские. За озером знаешь дома? Даже и оттуда некоторые идут. Час, наверное целый оттуда пешкодралом добираются. А что делать? Семью кормить надо, вот и приходится. Это мне хорошо, я на пенсии всё-таки, а люди каждый божий день вынуждены ездить в область на работу. Голод не тётка, тут ведь нигде работы нет.

До самого вечера внучка ни с кем не разговаривала, ни с бабушкой ни даже с Тимуром, а поздно вечером вдруг закричала, испугав бабушку:

- Бабушка, бабуля, проснись! Помнишь, я в детстве рисовала раскраски? Цветные карандаши ещё остались?

Бабушка удивилась, но выдала кучу карандашей недавно положила в шкаф, а высохшие фломастеры выкинула.

Всю ночь Тамара трудилась и к утру создала стопку трогательных, разноцветных объявлений с узорчиками.

А утром, даже не позавтракав, прихватила тюбик клея и ушла. Дошла, аж до деревушки за озером и начиная оттуда и почти до самого дома, она расклеивала на столбах и заборах своё нехитрое объявление:

« Уважаемые соседи!

Вы можете оставлять свои велосипеды в доме N2 по нашей улице. (дом у остановки, с зелёным забором) Спросить Тамару Павловну.

За сохранность отвечает серый волк Тимур.

Оплата чисто символическая, вам понравится».

С тех пор прошло три года, Тамара Павловна расцвела и передумала умирать.

Каждый день, с утра и до позднего вечера, во дворе дома, под навесом, ждут своих хозяев тридцать, а может быть и все сорок велосипедов и даже пара мопедов. Более точными цифрами располагает только серый волк Тимур. Тимур тоже по хорошел и стал выглядеть, довольным и важным, как будто бы только, что сожрал палку дорогой колбасы.

Тимур всегда стоит на приёмке и на выдаче. Обслуживает людей быстро, вежливо и корректно. Он никогда не выпустит из двора, клиента с чужим велосипедом. Даже эксперименты специально проводились.

Просто волк сличает запах клиента с запахом велосипеда. Надёжней, как штрих-код.

Вся деревня по любила бабушку Тамару, ведь она сохраняет людям самое дорогое, что у них есть – время сна. Кому сорок минут, а кому и два часа в день. На велосипеде мчаться – это ведь совсем другое дело, что грязь ногами месить, да километры пешкодралом добираться.

Студенты и те, кто помоложе, платят бабушке Тамаре рублей по триста в месяц, таджики почистили колодец, отремонтировали крышу и настроили антенну, кто-то домашние яички приносит и хлеб, кто-то банку молочка из-под своей коровы на велике привезёт, кто-то просто спасибо скажет, а при случае, всегда в магазин для бабушки сгоняет.

И так, с ранней весны и аж до первого снега, даже зимой пару снегоходов и мотоколяску оставляют.

Бизнес работает как часы.

Хотя, если честно, был однажды небольшой сбой. Как-то один таджик забирая свой велосипед, попытался погладить Тимура. Волк, разумеется, прокомпостировал руку.

Очень странный случай. Я, например, даже не представляю себе, как это можно додуматься, чтобы в банковском хранилище, получая зарплату из своей ячейки, погладить по голове вооружённого охранника при исполнении…

Бабушка по хорошела и расцвела и при очередной приезде внучки призналась. -А ты знаешь внучка, я ведь ходила на кладбище место себе искала, - начала рассказывать бабушка Тамара.

-Иду я по кладбищу, а тут мужик как будто наблюдал за мною, а потом меня спрашивает:

- Что старая ищешь? А я и не ожидала даже.

- А он опять меня спрашивает: - Может потеряла что? - Может и потеряла что, но это не твоя забота. - ответила ему и иду дальше правда голова болела, не до него было.

А он все равно пристает. - Кого ищешь то? Давай подскажу, я тут все знаю! -Небось всю жизнь в начальниках проходил, а теперь на пенсии тут поселился, штаны протирать. - ответила бабушка Тамара. Старичку явно слова бабушки не понравились, сморщился.

- О как! Поглядите-ка вы на неё!! Ну скажи, что ищешь?

Как внучка наладила бабушке бизнес.

- Ух ты, откуда ты взялся на мою душу. Себя, я ищу, обалдуй ты эдакий.

- Не понял - как себя? - удивился дед.

- Да место себе я ищу поприличнее, чего тут не понятного - развела руками бабушка Тамара.

- Так ты что - решила место что-ли застолбить? - за улыбался мужик.

- А что, нельзя? Тебя ещё забыла спросить! - ответила бабушка Тамара.

- Эээ старая, шутишь что-ли. Так нельзя! Ты давай тащи справочку о смерти и вот только тогда. Точнее уж не ты, а родственники принесут, тогда и поговорим. - отвечал мужик.

- А что это нельзя так?- допрашивала бабушка Тамара.

- А кто бы знал то его?! В конторе правила такие. - мужик многозначительно поднял палец вверх. Так на кладбище и мест не будет, все занятые будут, если так разрешить. Богатые все скупят.

- Вот же гады то! А сколько стоит? - допрашивала бабушка Тамара.

- Точно не помню, тысяч сто пятьдесят, - мужик приврал по больше, - ну да как есть, не меньше ста пятидесяти за местечко. Чтобы напугать бабку по больше.

- Как - сто пятьдесят? -у бабушки округлились глаза. Да они, что там совсем совесть утратили что ли?!? Я этих крохоборов прижму! В суд на них подам, на иродов.

- Хе-хе, ишь раздухарилась! Не ори так, всех покойников разбудишь, иди лучше деньжат себе отложи-подкопи, а уж опосля приходи примеряйся, так и быть придержу тебе местечко за десяточку.

- Ах ты ж живоглот покостовский! Да чтоб тебя, бесы уволокли с собой! Выискал себе работу - начальник кладбища! Да не один порядочный человек бы тут работать не стал, а он тут понимаете ли расхаживает, да советы раздает. Небось еще оградки на люминь пилишь да сдаешь, хрыч старый!- не унималась и рассказывала бабушка Тамара.

Как внучка наладила бабушке бизнес.

- Да иди ты, дурында откель пришла! Вот как закопают тебя, сам лично твою оградку свезу к приему лома.

- Гаденыш старый! Да я теперь специально тебя упыря ждать буду, пока ты не загнешься тут. И всякий раз буду на могилку твою плевать! Прости господи - бабка бодро зашагала к выходу сотрясая проклятьями аллеи кладбища, периодически крестясь.

- Давай иди себе с Богом - улыбался мужчина, глядя как бабка выскочила за калитку кладбища. - Что ж, сегодня еще одной жизненного заряда придал, хе-хе. Для начала пусть у внучки на свадебке погуляет, а там посмотрим, ещё ж правнуки не целованные останутся... Так-так-так... Значит эту убираем из списка, как минимум на два года! - апостол Пётр аккуратно снял с себя униформу сторожа, свернул её рулоном, запихнул подмышку и поправив массивные ключи на поясе зашагал на небо...

Вот так я сходила на кладбище по проведала мужа и после этого разговора с мужчиной на кладбище поднялось давление и заболела. Бабушка не ходи больше на кладбище, теперь живи в своё удовольствие и радуйся.

Source: zen.yandex.ru

Как внучка наладила бабушке бизнес.

Доживала бабушка в тридцати километрах от Чегдомын на окраине города, в выцветшем деревянном домике, ещё в довоенной постройки. Огородик, колодец, навес, под которым дед хранил битые кирпичи и ржавые колёса от Москвича. Все это выглядело довольно грустно и безнадёжно. А ведь когда-то, Алевтина приезжала сюда в детстве и дедушка был ещё жив, по двору бегали куры и гуси и даже козочка и старая собака Пальма. А в этот приезд дом смотрелся пусто и тоскливо, как неизлечимый больной пациент. Из живых, в доме была только сама бабушка Тамара, да старый пес Тимур. Куда ж без него?

Как внучка наладила бабушке бизнес.

Тимур был отчасти серым волком, потому, что у бабушки была до этого Пальма очень красивая собака. И видать погуляла с волком, вот поэтому волком он был не слишком породистым, поэтому считался собакой. Всех щенков раздали, а этот уж сильно понравился деду. Он его и оставил.

Бабушка Тамара, пыталась бодриться, во время встречи с дорогой гостьей, но получалось плохо.

Даже Тимур не выглядел орлом, чего с ним раньше никогда не бывало. Обычный затравленный серый волк. Вот в былые времена, Тимур производил неизгладимое впечатление, он вёл себя так, как будто весь дом принадлежал ему и бабушка с дедушкой тут нужны были, только чтобы подливать воду в миску, да накидывать сахарных косточек.

Алевтина сходила в ближайший магазин в километре от дома, накупила всяких вкусностей и добежала до аптеки купила лекарства, напоила бабушку чаем с малиной, уложила в постель и начала хозяйничать по дому. Ну, точнее, выбрасывать мусор и испорченные продукты.

Бабушка только ойкнула:

- Алевтина, а хлеб, хлеб куда понесла?

- Бабуля, он же позеленел.

- Батюшки, беда-то какая, позеленел. Ну, срезала бы немного и все. Нормальный ведь хлеб.

- Бабушка, а как часто ты ходишь в магазин?

- Летом, раз в две недели, а если погода хорошая и нормально себя

чувствую, то и один раз в неделю схожу. Вот у меня тележка есть, взяла и покатила.

По дороге потихоньку побреду, а устану посижу, отдохну и дальше пошла. А этот раз, думала, что весна уже наступила. Солнышко пригрело, я обрадовалась и в одной кофте в магазин побежала, пропотела и застудилась вот. А зимой вообще боюсь так далеко ходить, ну, может раз в месяц и схожу. Да и пенсия у меня не та, чтобы каждый день по магазинам шиковать.

- Бабуля, а к тебе вообще, кто-нибудь в гости заходит?

- Ну, заходят, иногда.

- Кто, тётя Надя?

- Да ты что, Надя уж года два, как померла. Царство небесное.

- Ну, тогда кто?

- Кто? Кто. А, ну, получается, и никто. А кто ко мне должен ходить? Кому нужна старая бабка с волчищем?

- Вот, что, бабуля, тебе нужно не киснуть, а придумать себе какой-нибудь хороший бизнес план.

- Что?

- Ну, бизнес план. Я в универе такое изучаю. Представь - каждый человек может для себя придумать и организовать, какой-нибудь по сильный бизнес. Главное придумать бизнес план.

- Алевтина, ты видишь в каком я состоянии? Какой мне бизнес? Мне семьдесят пять лет. Со дня на день ноги протяну. Ты хоть Тимурку не бросишь, если что?

- Перестань. Слушай, а может тебе торговать чем-нибудь простеньким? У тебя же трасса за забором, да и автобусная остановка под домом.

- Чем торговать? Собой?

- Ты, что смеешься надо мной.

Шли дни, больная потихоньку вставала на ноги, а внучка с утра и до вечера училась и ходила по двору и размышляла над бизнес планом для бабушки. Однажды, часов в шесть утра Алевтину разбудил вой волка. Лаять он не умеет, а выть и рычать – это с полуоборота.

Глянула Алевтина в окошко и увидела Тимура стоящего на крыше будки, так ему удобней через забор заглядывать. Бабушка уже не спала, она, как всегда вязала, слушая телевизор.

- Бабушка, а на кого он там ругается?

- Так люди же на работу идут.

- На какую работу?

- Да, откуда ж я знаю на какую? На любую. У каждого своя. Идут наши деревенские на остановку, садятся на маршрутку или автобус и едут в область на работу, а вечером обратно.

Алевтина призадумалась:

- Бабушка, а что это за люди, в смысле, откуда они все идут?

- Как, откуда? Наши – это, деревенские. За озером знаешь дома? Даже и оттуда некоторые идут. Час, наверное целый оттуда пешкодралом добираются. А что делать? Семью кормить надо, вот и приходится. Это мне хорошо, я на пенсии всё-таки, а люди каждый божий день вынуждены ездить в область на работу. Голод не тётка, тут ведь нигде работы нет.

До самого вечера внучка ни с кем не разговаривала, ни с бабушкой ни даже с Тимуром, а поздно вечером вдруг закричала, испугав бабушку:

- Бабушка, бабуля, проснись! Помнишь, я в детстве рисовала раскраски? Цветные карандаши ещё остались?

Бабушка удивилась, но выдала кучу карандашей недавно положила в шкаф, а высохшие фломастеры выкинула.

Всю ночь Тамара трудилась и к утру создала стопку трогательных, разноцветных объявлений с узорчиками.

А утром, даже не позавтракав, прихватила тюбик клея и ушла. Дошла, аж до деревушки за озером и начиная оттуда и почти до самого дома, она расклеивала на столбах и заборах своё нехитрое объявление:

« Уважаемые соседи!

Вы можете оставлять свои велосипеды в доме N2 по нашей улице. (дом у остановки, с зелёным забором) Спросить Тамару Павловну.

За сохранность отвечает серый волк Тимур.

Оплата чисто символическая, вам понравится».

С тех пор прошло три года, Тамара Павловна расцвела и передумала умирать.

Каждый день, с утра и до позднего вечера, во дворе дома, под навесом, ждут своих хозяев тридцать, а может быть и все сорок велосипедов и даже пара мопедов. Более точными цифрами располагает только серый волк Тимур. Тимур тоже по хорошел и стал выглядеть, довольным и важным, как будто бы только, что сожрал палку дорогой колбасы.

Тимур всегда стоит на приёмке и на выдаче. Обслуживает людей быстро, вежливо и корректно. Он никогда не выпустит из двора, клиента с чужим велосипедом. Даже эксперименты специально проводились.

Просто волк сличает запах клиента с запахом велосипеда. Надёжней, как штрих-код.

Вся деревня по любила бабушку Тамару, ведь она сохраняет людям самое дорогое, что у них есть – время сна. Кому сорок минут, а кому и два часа в день. На велосипеде мчаться – это ведь совсем другое дело, что грязь ногами месить, да километры пешкодралом добираться.

Студенты и те, кто помоложе, платят бабушке Тамаре рублей по триста в месяц, таджики почистили колодец, отремонтировали крышу и настроили антенну, кто-то домашние яички приносит и хлеб, кто-то банку молочка из-под своей коровы на велике привезёт, кто-то просто спасибо скажет, а при случае, всегда в магазин для бабушки сгоняет.

И так, с ранней весны и аж до первого снега, даже зимой пару снегоходов и мотоколяску оставляют.

Бизнес работает как часы.

Хотя, если честно, был однажды небольшой сбой. Как-то один таджик забирая свой велосипед, попытался погладить Тимура. Волк, разумеется, прокомпостировал руку.

Очень странный случай. Я, например, даже не представляю себе, как это можно додуматься, чтобы в банковском хранилище, получая зарплату из своей ячейки, погладить по голове вооружённого охранника при исполнении…

Бабушка по хорошела и расцвела и при очередной приезде внучки призналась. -А ты знаешь внучка, я ведь ходила на кладбище место себе искала, - начала рассказывать бабушка Тамара.

-Иду я по кладбищу, а тут мужик как будто наблюдал за мною, а потом меня спрашивает:

- Что старая ищешь? А я и не ожидала даже.

- А он опять меня спрашивает: - Может потеряла что? - Может и потеряла что, но это не твоя забота. - ответила ему и иду дальше правда голова болела, не до него было.

А он все равно пристает. - Кого ищешь то? Давай подскажу, я тут все знаю! -Небось всю жизнь в начальниках проходил, а теперь на пенсии тут поселился, штаны протирать. - ответила бабушка Тамара. Старичку явно слова бабушки не понравились, сморщился.

- О как! Поглядите-ка вы на неё!! Ну скажи, что ищешь?

Как внучка наладила бабушке бизнес.

- Ух ты, откуда ты взялся на мою душу. Себя, я ищу, обалдуй ты эдакий.

- Не понял - как себя? - удивился дед.

- Да место себе я ищу поприличнее, чего тут не понятного - развела руками бабушка Тамара.

- Так ты что - решила место что-ли застолбить? - за улыбался мужик.

- А что, нельзя? Тебя ещё забыла спросить! - ответила бабушка Тамара.

- Эээ старая, шутишь что-ли. Так нельзя! Ты давай тащи справочку о смерти и вот только тогда. Точнее уж не ты, а родственники принесут, тогда и поговорим. - отвечал мужик.

- А что это нельзя так?- допрашивала бабушка Тамара.

- А кто бы знал то его?! В конторе правила такие. - мужик многозначительно поднял палец вверх. Так на кладбище и мест не будет, все занятые будут, если так разрешить. Богатые все скупят.

- Вот же гады то! А сколько стоит? - допрашивала бабушка Тамара.

- Точно не помню, тысяч сто пятьдесят, - мужик приврал по больше, - ну да как есть, не меньше ста пятидесяти за местечко. Чтобы напугать бабку по больше.

- Как - сто пятьдесят? -у бабушки округлились глаза. Да они, что там совсем совесть утратили что ли?!? Я этих крохоборов прижму! В суд на них подам, на иродов.

- Хе-хе, ишь раздухарилась! Не ори так, всех покойников разбудишь, иди лучше деньжат себе отложи-подкопи, а уж опосля приходи примеряйся, так и быть придержу тебе местечко за десяточку.

- Ах ты ж живоглот покостовский! Да чтоб тебя, бесы уволокли с собой! Выискал себе работу - начальник кладбища! Да не один порядочный человек бы тут работать не стал, а он тут понимаете ли расхаживает, да советы раздает. Небось еще оградки на люминь пилишь да сдаешь, хрыч старый!- не унималась и рассказывала бабушка Тамара.

Как внучка наладила бабушке бизнес.

- Да иди ты, дурында откель пришла! Вот как закопают тебя, сам лично твою оградку свезу к приему лома.

- Гаденыш старый! Да я теперь специально тебя упыря ждать буду, пока ты не загнешься тут. И всякий раз буду на могилку твою плевать! Прости господи - бабка бодро зашагала к выходу сотрясая проклятьями аллеи кладбища, периодически крестясь.

- Давай иди себе с Богом - улыбался мужчина, глядя как бабка выскочила за калитку кладбища. - Что ж, сегодня еще одной жизненного заряда придал, хе-хе. Для начала пусть у внучки на свадебке погуляет, а там посмотрим, ещё ж правнуки не целованные останутся... Так-так-так... Значит эту убираем из списка, как минимум на два года! - апостол Пётр аккуратно снял с себя униформу сторожа, свернул её рулоном, запихнул подмышку и поправив массивные ключи на поясе зашагал на небо...

Вот так я сходила на кладбище по проведала мужа и после этого разговора с мужчиной на кладбище поднялось давление и заболела. Бабушка не ходи больше на кладбище, теперь живи в своё удовольствие и радуйся.

Source: zen.yandex.ru